» » Почему Ельцин и Немцов не смогли пересадить элиту на отечественные машины

Регистрация
Популярное
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое



Декабрь 2018 (204)
Ноябрь 2018 (404)
Октябрь 2018 (434)
Сентябрь 2018 (484)
Август 2018 (578)
Июль 2018 (556)


0

Почему Ельцин и Немцов не смогли пересадить элиту на отечественные машины

категория: Новости, Политика » Почему Ельцин и Немцов не смогли пересадить элиту на отечественные машиныдата: 2-04-2018, 07:15

Почему Ельцин и Немцов не смогли пересадить элиту на отечественные машины
Почему Ельцин и Немцов не смогли пересадить элиту на отечественные машины

В истории России 1990-х есть дата, о которой крайне редко вспоминают СМИ. 31 марта 1997 года Борис Ельцин подписал документ, который вполне мог изменить в лучшую сторону судьбу отечественного автопрома, а также облик и культуру современного чиновничества.

Речь идет о распоряжении «О вопросах обеспечения автотранспортом федеральных органов власти». Документ предусматривал пересадку госслужащих РФ на автомобили отечественного производства «в целях экономии средств федерального бюджета и поддержки отечественных товаропроизводителей».

«Установить, что с 1 апреля 1997 г. прекращается использование средств федерального бюджета на приобретение и аренду легковых автомобилей иностранного производства для обеспечения автотранспортом федеральных органов власти, за исключением выполнения обязательств по договорам, заключенным до вступления настоящего распоряжения в силу», — гласил первый пункт президентского распоряжения.

Правительству РФ предписывалось до 15 апреля 1997 года разработать и утвердить порядок продажи автомобилей иностранного производства и покупки отечественных машин. Также исполнительная власть была обязана принять меры по улучшению качества производящихся в РФ автомобилей в сотрудничестве с иностранными компаниями.

Распоряжение было подписано с подачи Бориса Немцова, занимавшего тогда пост первого вице-премьера. И это была отнюдь не первоапрельская шутка двух тезок. Как вспоминают близкие к первому президенту РФ люди, намерения Ельцина действительно были весьма серьезные. Кстати, сам популист Немцов передвигался на гибриде «Волги» и Mercedes. Кузов машины был отечественный, но почти все внутреннее убранство и агрегаты — немецкие.

Еще один парадокс заключался в том, что именно Борис Николаевич после прихода к власти фактически похоронил завод имени Лихачева (ЗИЛ) и Горьковский автозавод (ГАЗ), отказавшись от использования их продукции. Вслед за ним отечественные авто начала саботировать вся российская элита. Как писала ранее «Русская Планета», это был символический поворот новых руководителей России в сторону Запада.

Кроме того, выбор в пользу Mercedes и BMW был не самым рациональным решением с экономической точки зрения (но кто тогда думал об этом в Кремле). В 1980-е годы российские предприятия уже навострились выпускать для партийных боссов вполне оригинальные образцы, перестав копировать тех же немцев.

Произошедшая перед распадом СССР мини-революция вполне могла дать плоды в 1990-е годы и обеспечить всех федеральных чиновников вполне достойными авто. Государство могло стать инвестором в собственную промышленность, обеспечивая в тяжелейший период рабочие места и в целом выживаемость как минимум двух заводов в стране.

Распоряжение от 31 марта казалось, пусть и запоздалым, но все же отрезвлением руководства РФ. За шесть лет простоя технологии не успели устареть, ЗИЛ и ГАЗ имели шанс восстановить поредевший инженерный состав. Однако «молодой и амбициозный» менеджер Немцов не обеспечил надлежащее выполнение своей собственной инициативы.

Оправдываясь перед Ельциным, он говорил: «Понимаете, есть проблема в том, что вы свой собственный указ выполнять не хотите, и вряд ли высокопоставленные чиновники будут выполнять этот указ, потому что на вас смотрят».

С одной стороны, упрек Немцова понять можно — глава государства должен задавать тон в автомобильной моде. С другой —технические требования (по причинам безопасности) к кортежу президента, мягко говоря, совершенно иные, чем к авто министров, губернаторов и мэров. Советские автомобили для первых лиц постоянно совершенствовались. Ельцин мгновенно пересесть на ЗИЛ не мог в отличие от господина Немцова. Таким образом никаких существенных проблем с пересадкой «высокопоставленных чиновников» в 1997 году не было.

Автомобильная эпопея закончилась спустя два года, в апреле 1999 года, когда Ельцин отменил свое распоряжение. С тех пор тема чиновников и автомобилей неоднократно поднималась, но радикальных мер принято не было. В благословенные 2000-е годы отечественный автопром начал выпускать достаточно широкую линейку иномарок (Renault, Volkswagen, BMW, Chevrolet, Kia, Audi, Ford), и проблема отчасти ушла с повестки дня.

Сегодня большая часть автопарка госучреждений РФ состоит из машин преимущественно отечественной сборки. С 2012 года президент готовится пересесть в новый отечественный лимузин проекта «Кортеж». А в 2014 году правительство России опубликовало постановление, которое ограничило закупку дорогих авто.

Несмотря на эти меры, чиновники не считают нужным экономить на автопарке, стремясь, как и прежде, разъезжать на машинах, стоимостью свыше 1-2 миллиона рублей. Например, министры передвигаются на Mercedes и BMW, а руководящий состав мэрии Москвы —на Audio. Чиновники среднего звена предпочитают в основном Ford Focus и Volkswagen, цена которых (в зависимости от комплектации) колеблется в районе миллиона рублей.

Машины эконом-класса стоимостью около полумиллиона рублей не интересуют даже сотрудников администраций небольших городов. Кроме того, значительной части чиновничества (практически всем руководящим должностям) полагается личный водитель. Какая в этом необходимость —при почти поголовном наличии собственного авто — вопрос риторический. В итоге расходы на содержание руководящего аппарата в России необоснованно раздуты.

«Это вопрос психологии, желания ощущать особенный статус в обществе. Ничем другим такие запросы объяснить невозможно. Конечно, у большинства госслужащих нет никакой реальной потребности в личном водителе и в услугах автопарка. Самое смешное, что в регионах зарплата управленца и водителя может несильно отличаться. На самом деле чиновники получают весьма скромную зарплату. И потому, мне кажется, что автомобильные привилегии очень льстят моим коллегам, особенно в провинции», — пояснил РП сотрудник одной из правительственных структур.

По его словам, в среде бюрократии сложилась определенная культура пользования полагающимися льготами и привилегиями. Отказ от соблюдения негласных правил чреват для должностного лица серьезными последствиями.

«Более скромный подход к эксплуатации автомобильного парка повлечет катастрофическое непонимание со стороны окружающих. На чиновника, который отказался от водителя, приехал на встречу на общественном транспорте или такси, будут смотреть как на белую ворону. В карьерном плане скромняга обречен. Ситуация может измениться, если президент или какой-нибудь популист-губернатор подаст пример всем остальным. Перемены могут произойти только сверху, потому что среда чиновников чрезвычайно консервативна», — отметил собеседник РП.



Смотрите также: 


Теги:

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.