» » Сирия. Контуры летней кампании 2018 года

Регистрация
Популярное
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое



Октябрь 2018 (301)
Сентябрь 2018 (484)
Август 2018 (578)
Июль 2018 (556)
Июнь 2018 (681)
Май 2018 (710)


0

Сирия. Контуры летней кампании 2018 года

категория: Новости » Сирия. Контуры летней кампании 2018 годадата: 12-06-2018, 05:15

Сирия. Контуры летней кампании 2018 года
Сирия. Контуры летней кампании 2018 года


Сирия. Контуры летней кампании 2018 года

Завершение операций по освобождению западных районов Сирии и ликвидация последних крупных анклавов, подвели черту под еще одним этапом сирийской войны и открыли дорогу для следующего этапа, где будут решаться задачи восстановления контроля над приграничными участками территории Сирии, которые находятся под контролем различных боевиков пользующихся прямой поддержкой иностранных спонсоров агрессии против Сирии. Ликвидация анклавов в Восточном Каламуне, Восточной Гуте, Растанском котле и Ярмке, позволило сирийской армии и ее союзникам решить целый ряд важных задач оперативно-стратегического характера: 1. Восстановлена связность центральных районов страны и полноценное сообщение по ключевой трассе Дамаск-Хомс-Хама.
2. Освобождена столица Сирии.
3. Ликвидированы анклавы сковывавшие значительные силы САА, NDF и иранских прокси.
4. Нанесен серьезный ущерб группировкам "Файлах-аль-Рахман", "Ан-"Нусра", "Джейш-аль-Ислам", которые фактически утеряли прямые возможности влиять на будущее послевоенной Сирии. В целом, те задачи, которые обрисовал в середине зимы начальник Генштаба ВС РФ Герасимов были достаточно успешно решены. Тем не менее, об окончании войны говорить пока рано, так как остался еще достаточно широкий круг задач, которые предстоит решить.
Рассмотрим же основные проблемные моменты завершающих этапов сирийской войны.

1. Война в ИГИЛ

Несмотря на разгром Халифата и крах его полноценной военной машины, сама организация никуда не делась и продолжает вести активную диверсионно-террористическую деятельность, а также предпринимать нападения на сирийские и иракские войска. Государства "черных" уже нет, а люди ему служившие пока еще есть. То есть, их еще предстоит убить.
На территории Сирии осталось 4 участка, где еще более-менее организованно действуют "черные" – на границе Израиля, куда САА пока не имеет доступа, в пустыне между Маядином и Т-2, на границе с Ираком между Аль-Каимом и Абу-Кемалем, к северу от Евфрата на границе с Ираком, куда САА также пока не имеет доступа.
Вполне очевидно, что задача полного освобождения Сирии требует уничтожения этих вкраплений и физической ликвидации тех, кто до сих пор не сложил оружие. На данном этапе серьезные силы сирийской армии и иранских прокси брошены на зачистку пустынных районов к югу от Маядина и купирование попыток ИГИЛ предпринимать набеги на населенные пункты в провинции Дейр-эз-Зор. Раньше они пользовались тем. что лучшие части сирийской армии были заняты ликвидацией анклавов, но теперь эта работа закончена и механизированные соединения поехали в пустыню охотится на оставшихся "черных". Блицкрига я бы тут не ожидал, так как есть пример Египта, который в схожих условиях, имея куда как более существенное превосходство в силах (численность группировки до 65 тыс. человек) никак не может зачистить вилаят Синай. Тут скорее стоит ожидать достаточно трудной зачистки оставшихся баз боевиков и их личного состава. Скорее всего это потребует усиления воздушно-технической разведки для мониторинга активности боевиков и более эффективного наведения на цель авиации и команд зачистки.
Аналогичным образом обстоят дела и на границе с Ираком, откуда боевики продолжают перетекать в Сирию, пользуясь тем, что граница охраняется достаточно условно, в силу нехватки людей и необходимых технических средств. Плюс боевики с другого берега Евфрата, где США и курды неспешно воюют с ИГИЛ, периодически перетекают на контролируемую сирийцами территорию и осуществляют нападения в глубоком тылу. Эти локальные кризисы решаются переброской дополнительных сил сирийской армии, а также благодаря взаимодействию с иракскими вооруженными силами и иранскими прокси-формированиями.
В целом, можно ожидать, что в течение ближайших месяцев, применение превосходящих сил позволит ликвидировать оставшиеся отряды боевиков и окончательно вынудит их к переходу к чисто террористической тактике, что конечно неприятно, но с точки зрения достижения ключевых целей войны, на данном этапе не существенно, это уже будет проблема мухабарата.
В отношении двух других ИГИловских анклавов, то вопрос их ликвидации невозможно решить без разрешения более важных вопросов связанных с ликвидацией американской оккупации северо-восточной Сирии и освобождения провинции Дераа. В случае с ИГИЛ в северо-восточной части Сирии, то не исключено, что эта территория все же будет занята SDF и США с целью обеспечения более выгодных позиций для торга о послевоенном урегулировании в Сирии. Часть боевиков убьют, часть – выдавят на территорию Асада или в Ирак, дабы сделать их проблемой Ирана и шиитского правительства.
Таким образом, операции против ИГИЛ в течение лета будут продолжаться – к осени "черных" пятен на карте Сирии станет существенно меньше. Для Сирии и ее союзников это уборка. Для ИГИЛ – посмертные конвульсии перехода от претендента на ближневосточную гегемонии к статусу "одной из террористических группировок". С учетом имевшихся амбиций, это весьма болезненное падение, что впрочем не отменяет факта продолжения существования в духе той же "Аль-Каиды".

2. Ат-Танф

50-километровая зона вокруг американской базы в Ат-Танфе, на данный момент является попыткой США используя подконтрольных боевиков "Новой Сирийской Армии" и связанных с ней групп, которые готовятся с помощью США, Британии и Иордании, дестабилизировать центральную и восточную Сирию. Уже имели место рейды мобильных отрядов боевиков вглубь Сирии через пустыню, что увязывают с возможной косвенной поддержкой ИГИЛ в Сувейде и Дейр-эз-Зоре. Сам анклав возник вследствие неудачной попытки США помешать выходу иранских прокси на границу с Ираком и с тех пор США всячески стремятся оправдать свое пребывание в этом районе. Существенную часть сил они перебросили из Ат-Танфа в Хасаке и Аль-Шаддади, но по-прежнему имеют достаточно существенный контингент на базе, откуда они уходить пока отказываются, хотя это по сути оккупация сирийской территории. Военный вариант освобождения Ат-Танфа маловероятен – скорее всего будет продолжаться дипломатическое и информационное давления на США, плюс прорабатываться вопрос с Иорданией по поводу восстановления контроля над сирийско-иорданской границе. Не случайно, иорданскую делегацию приглашали на переговоры в Сочи. Относительно активности боевиков, то после завершения основных операций против ИГИЛ в пустыне, скорее всего будет увеличено кол-во сил по периметру анклава в Ат-Танфе, чтобы парализовать возможность прямой военной активности боевиков и сделать удержание Ат-Танфа стратегически бессмысленным. США в свою очередь будут пытаться создавать нестабильность как в направлении Абу-Кемаля и Т-2, так и в направлении Каламуна и Аль-Карьятейна, а также придать этой базе характер форпоста против иранского влияния в Восточной Сирии. Стоит помнить, что задача развалить российско-иранский альянс ставилась еще в 2017-м году и США конечно будут пытаться играть на противоречиях Ирана и Израиля в контексте взаимоотношений Ирана с Россией, дабы разрушить столь насоливший США в Сирии тандем.

3. Дераа.

Подготовительные мероприятия по освобождению провинции Дераа уже ведутся. Для предстоящих операций во второй половине мая проходила необходимая перегруппировка войск освободившихся в Дамаске и Восточном Каламуне. В отношении боевиков усилилась пропагандистская работа с призывами сдаваться и последовать примеру своих "коллег", которые уже выехали в Идлиб. В силу сложного характера фронта, проблему собираются решать по частям – сначала освободить территории к востоку от Дераа, потом освободить сам город, а затем территории на юго-западе рядом с границей Израиля и Иордании. С учетом того, что эти страны поддерживают террористические группировки на границе Сирии, нет ничего удивительного в том, что активизировались дипломатические контакты на предмет обеспечения дипломатического прикрытия операций сирийских войск. На переговорах с Израилем (а так же на имевших место переговорах Израиля и Ирана), обсуждался вопрос занятия этой территории только сирийской армией, в то время как "Хезбалла" и прочие иранские прокси будут в этом районе держаться от границе на расстоянии 80-120 километров. Этот вариант позволяет обойти проблему ирано-израильского конфликта, в то время как сирийская армия сможет занять эту территорию при поддержке ВКС РФ. С другой стороны, есть проблема США, которые выступают одним из гарантов южной зоны деэскалации и всячески пытаются оттянуть освобождение этого района сирийскими войсками, что может включать в себя провокации с химическим оружием, удары по иранским прокси, поставки оружия через страны Персидского залива. На данном этапе, при достижении договоренности с Израилем, САА скорее всего перейдет в наступление с целью вывоза боевиков в Идлиб, дабы за всех оставшихся "договороспособных" боевиков в Сирии отвечал именно Эрдоган.

4. Идлиб и северная Хама.

Будущее Идлиба определено в рамках Астанинского формата и в значительной степени желаемые сторонами параметры уже достигнуты. Фронт в районе трассы Хама-Алеппо стабилизирован и укреплен наблюдательными постами турецкой армии, российской военной полиции и про-иранскими формированиями. Спорадические столкновения продолжаются, но они не меняют общего характера ситуации. Идлиб был использован как своеобразная сортировочная станция, куда свозили боевиков со всей Сирии и где Турция получила возможность укрепить свое общее влияние на боевиков, потеснив Саудовскую Аравию, Катар и США. Не случайно, что после вывоза боевиков в Идлиб, многие из непримиримых были при тех или иных обстоятельствах убиты, как в боях с "Ан-Нусрой", так и неизвестными ликвидаторами (тут подозревают как Россию с Сирией, так и Турцию, которые банально отстреливают наиболее упоротых на территории Идлиба. Цели сторон тут даже в чем то совпадают – для реализации Астанинского формата, бои в Идлибе должны прекратиться, дабы турки сформировали из конгломерата группировок некое подобие единой оппозиции, с которой Асад и обсудит будущее Сирии, предоставив им место в послевоенной Сирии, что и обеспечит защиту интересов Турции. Благостной картине мешают действия "Ан-Нусры", которую Турция согласно обязательствам должна уничтожать, но делает это Эрдоган весьма вяло, поддерживая группировки вроде "Ахрар-аш-Шам", которые самостоятельно победить "Ан-Нусру" не могут. Ввиду этого периодически продолжаются боевые действия в Северной Хаме, налеты дронов на авиабазу Хмеймим, позиционная возня в северной Латакии. Так как "Ан-Нусра" до сих пор не уничтожена, то ВКС РФ продолжают наносить удары по территориям, которые контролирует "Ан-Нусра", но фронт в Северной Хаме ныне приобрел стабильный характер и пока нет предпосылок для прямого срезания Эль-Латаминского выступа (тем более, что турки уже развернули в Мореке обсервационный пункт). Предположу, что Идлиб не будет освобожден силой, во всяком случае не весь Идлиб. Его судьба будет решена на переговорах Асада и оппозиции при посредничестве России, Ирана и Турции. Такие переговоры могут состояться ближе к концу года, либо уже в следующем году. Консультации на этот счет уже идут, общие контуры единой Сирии определены и поддержаны сторонами, поэтому вопрос скорее в условиях и той доле влияния, которую Эрдоган захочет получить на послевоенную Сирию.

5. Африн и Таль-Рифат.

Неудачная попытка обмена Таль-Рифата на южную часть Идлиба, оставила небольшой курдский анклав под защитой российской военной полиции и войск Асада. Сделка по Африну де-факто выполнена и обе стороны пожали свои выгоды (Эрдоган не мешал ликвидации крупнейших анклавов, принимая под свою руку вывозимых боевиков, получив взамен ликвидировать курдский анклав на границах с Турцией. На текущем этапе ситуация здесь стабилизирована и скорее всего она будет отложена до переговоров о послевоенном устройстве Сирии. В Африне естественно будет продолжаться партизанская война курдов против турок, но к освобождению кантона она естественно не приведет. Турция ведет активную работу по созданию лояльных органов местной власти и трансформации подконтрольных боевиков в местную милицию. В конечном итоге, Турция рассчитывает сохранить влияние на север Сирии и после окончания войны, поэтому подбор лояльных кадров идет уже сейчас, что в том числе и усиливает позиции Турции перед переговорами об урегулировании. Судьба Таль-Рифата и Менажа менее ясна, так как стороны еще могут вернуться к их обмену на южную часть Идлиба, опять же за счет курдов. Но пока будут продолжаться переговоры с курдскими представителями, возможно, будет отдано предпочтению сохранению стабильному статус-кво.

6. Рожава.

Наиболее проблемный район. Конечно, если США уйдут из Сирии как грозится Трамп или заменят свои войска на арабов, то это серьезно облегчит возвращение этой территории под контроль Асада и курды будут вынуждены это принять. Но более реалистичным пока выглядит вариант, когда США будут максимально упираться, торгуя курдами в своих отношениях с Турцией и Россией.
Договор с Турцией по поводу вывода SDF из Манбиджа в очередной раз показал, что поддержка курдов существует строго до определенного момента и когда требуется, курдскими интересами легко пожертвуют. Несмотря на заявления командования YPG о том, что они из Манбиджа не уйдут, США решали этот вопрос напрямую с турками, позднее, просто объясняя курдам, что у них нет выбора, если они хотят избежать вторжения турецкой армии, которая демонстрировала готовность к нападению, даже несмотря на присутствие американских и французских войск. Но проблема курдов в том, что Эрдогану мало Африна, Аль-Баба и Манбиджа. В Ираке он хочет полностью очистить от курдов Кандиль и Синджар, в Сирии – занять Камышли, Кобани и Хасаке, то есть основные города, которые контролирует YPG. И сделка по Манбиджу лишь откладывает, но не снимает эти вопросы. Курды, потеряв возможность создать свою государство, оказались в заложниках у американской борьбы с Россией и Ираном, при этом их покровители традиционно используют курдов как разменную монету. Отсюда и периодические заявления в адрес Асада, что курды не против поговорить. Но они прекрасно знают, что проекту широкой курдской автономии скажут нет и Асад и Эрдоган, хотя Россия тут скорее была бы не против снятия проблемного вопроса путем некоторого расширения прав сирийских курдов. Возможно, без США было бы легче этот вопрос согласовывать, но пока курды даже не представлены в переговорах о будущем Сирии, что заведомо ослабляют любую конструкцию, которая там будет выстроена.
Стратегия России, Сирии и Ирана будет заключаться в том, чтобы тем или иным путем (в том числе, используя фактор Эрдогана) выдавить США с территории Рожавы и постепенно распространить на эти территории власть сирийских гражданских администраций. США естественно будут этому препятствовать, подавляя про-сирийские и про-турецкие протесты, пожиная последствия нападений партизан ориентированных на Дамаск и джихадистов связанных с протурецкой частью ССА. Помимо расширения военной инфраструктуры, США скорее всего зачистят границу с Ираком и постараются обеспечить контроль над нефтяными полями северного Дейр-эз-Зора отбивая поползновения иранских прокси и российских ЧВК. В этом отношении, стратегическая изолированность Рожавы вынуждает США балансировать в крайне нестабильной ситуации, где они постоянно конфликтуют с одним из своих союзников по НАТО. Но в целом, текущего военного присутствия у США достаточно, что затянуть его вплоть до переговоров о будущем Сирии, а также удерживать Ракку, Табку и Аль-Шаддади.

Роль России

ВКС РФ и наземный контингент будут и далее использоваться для поддержки сирийских войск там, где это будет необходимо, но роль дипломатов будет приобретать все более возрастающее значение, так как переход к процессу политического урегулирования будет требовать балансирования интересов России и Сирии с израильско-иранскими и турецко-курдскими противоречиями.
Можно ожидать продолжения активных контактов с Ираном и Турцией в рамках Астанинско-Сочинского формата, активизации контактов с Иорданией, возможно возобновление переговоров с умеренной частью курдских группировок, а также продолжение переговоров с Израилем по поводу восстановления Асадом контроля над юго-западной Сирией в условиях ирано-израильского конфликта. Наиболее трудно будет добиться прогресса в отношениях с США, хотя если Трамп реализует свою угрозу о выводе американских войск (чего исключать нельзя), то тогда достижение конечных целей существенным образом облегчится. Но при более реалистичном варианте, США будут максимально долго затягивать свой уход из Сирии и России предстоят сложные переговоры как по поводу существующих зон деэскалации, так и в отношении будущего Рожавы, которой конечно же не дадут стать суверенным государством или автономией, но которой еще только предстоит определить место в послевоенной Сирии. Для США это серьезный козырь, который они будут использовать в переговорах с Россией, дабы повлиять на будущее Сирии и ограничить влияние Ирана.

В целом:

1. Ситуация будет развиваться в сторону увеличения территорий, где действует власть Дамаска.
2. Будут продолжаться зачистки оставшихся радикальных боевиков (как на границах, так и в пустынных районах центральной и восточной Сирии).
3. Будет культивироваться внутреннее и внешнее давление на американские позиции в Рожаве и Ат-Танфе.
4. Будет продолжаться подготовка переговоров о будущем Сирии через форматы Астаны и Сочи, Женеву будут использовать скорее декларативно.
5. Россия постарается уклониться от участия ирано-израильском конфликте, не разрыва партнерских соглашений с Тегераном.
6. Военная и материально-техническая поддержка САА будет продолжена. Само собой. в течение лета нельзя исключать потерь в личном составе и материальной части.
7. Можно ожидать конкретных анонсов российского (и не только) участия в восстановлении экономики Сирии (нефтегазовый сектор, строительство, восстановление систем жизнеобеспечения). Война в 2018-м вряд ли закончится, но вот уже в 2019-м это вполне вероятно. России и Ирану необходимо дипломатически зафиксировать плоды своих военных побед, к чему они и будут стремиться, через договоренности с другими акторами войны, которые были вынуждены признать, что Асад останется и теперь ведут борьбу за то, какой-именно Сирией будет управлять Асад по итогам войны. Летняя кампания 2018-го года будет весьма показательной в плане того – получится ли у России и Ирана заблокировать попытки США и Ко саботировать завершение войны через прямую интервенцию и поддержку оставшихся боевиков.



Смотрите также: 


Теги:

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.