Намекнуть по Ирански / Турецкий гамбит. Михаил Хазин
» » Намекнуть по Ирански / Турецкий гамбит. Михаил Хазин

Регистрация
Популярное
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое



Август 2018 (395)
Июль 2018 (556)
Июнь 2018 (681)
Май 2018 (710)
Апрель 2018 (700)
Март 2018 (678)


0

Намекнуть по Ирански / Турецкий гамбит. Михаил Хазин

категория: Новости, Политика » Намекнуть по Ирански / Турецкий гамбит. Михаил Хазиндата: 1-08-2018, 03:15

Намекнуть по Ирански / Турецкий гамбит. Михаил Хазин Намекнуть по Ирански / Турецкий гамбит. Михаил Хазин
[audio=https://khazin.ru/images/%D0%92%D0%BB%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BA %D0%90%D0%98/%D0%A5%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%BD %D0%BF%D0%BE %D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8.mp3|Намекнуть по Ирански]
Повстанцы-хуситы обстреляли в Баб-эль-Мандебском проливе два саудовских танкера. В результате Саудовская Аравия временно приостановила поставки нефти через Суэцкий канал и вернулась к пути вокруг Африки. Пусть дороже, зато безопаснее…

Это важное сообщение с точки зрения всего нефтяного рынка и логистики, однако для его более точной оценки необходимо учесть еще одно важное обстоятельство. Незадолго до упомянутого события США в очередной раз схлестнулись с Ираном в заочном споре и Иран объявил о том, что если США попытаются свои угрозы реализовать на практике, то он перекроет Ормузский пролив, по которому вывозится из стран Персидского залива практически вся нефть… Напомню, что восточный берег Персидского залива и северный берег Ормузского пролива — это иранская территория.

Сочетание двух этих факторов и близость повстанцев-хуситов к Ирану (они шииты по вероисповеданию) наводит уже на совсем другие соображения. Прямо-таки лезет в голову мысль, что Иран просто продемонстрировал разные возможности, которыми он обладает. А надежды США на то, что они разбомбят всю иранскую инфраструктуру на побережье Персидского залива и Ормузского пролива натыкаются на то, что Иран обладает весьма и весьма развитой ракетной промышленностью, так что откуда прилетят ракеты, которые ударят по проходящим пролив кораблям — большой вопрос.

Отметим, что если Ормузский пролив будет перекрыт, то нефть можно будет все равно доставлять морем — нужно будет только построить нефтепроводы к иранскому побережью Индийского океана. Но в этом случае много месяцев нефть будет стоить как минимум 150-200 долларов за баррель, а по итогам Иран будет контролировать чуть ли не половину запасов нефти, которая торгуется на мировом рынке (то есть без учета внутреннего потребления отдельных стран своей собственной добычи).

Насколько США поняли этот намек — вопрос отдельный. Собственно, некоторые поклонники американской мощи могут при этом изображать, что это вообще не намек, поскольку Иран не может себе позволить так нагло вести себя по отношению к единственной «сверхдержаве», но мы-то люди с критическим мышлением и такой подход не очень поддерживаем. Но в любом случае — подобное событие представляется на общем фоне развивающегося в мире политического кризиса экстраординарным.


Отметим, что для России подобный конфликт представляется крайне позитивным: высокие цены на нефть позволят получись ресурс для ослабления налогового давления и начала программы восстановления реального сектора российской экономики. Кто-то, конечно, скажет, что «все разворуют», но тут возникает естественный вопрос: а куда, собственно, разворуют? Дикая атака на нынешнюю российскую политическую элиту не дает ей возможности держать свои активы (тем более, долларовые) на Западе, внутри России все и так «ихнее» (в соответствии с позицией авторов подобных концепций), зачем они нужны-то будут, эти лишние доллары? Развивать оборонную промышленность? Ну хоть рабочие места новые появятся. Глядишь, еще под это дело поднимут пенсии и отменят пенсионную реформу.

И таким образом возникает один интересный вопрос: а выгоден ли такой сценарий США? И вот тут-то мы можем отметить, что для нынешней экономики США этот сценарий, конечно, не выгоден. Поскольку их экономика крайне чувствительна к дорогой нефти. Но вот с точки зрения интересов тех сил, которые стоят за Трампом… Что называется, есть мнение…

Ну действительно, эти силы (которых мы когда-то условно назвали «изоляционистами») довольно болезненно относятся к международным финансистам. То есть — они заинтересованы в разрушении современной мировой долларовой системы (в ее бреттон-вудском варианте). Но сделать это своими силами так просто не могут, в том числе и потому, что практически всем в мире это не понравится. А вот представьте себе, что начинается новый нефтяной кризис! Цены на нефть подскакивают до 100, 150, 200 долларов за баррель… Экономика начинает сыпаться… И тут Трамп объявляет, что поскольку США производит нефти и газа достаточно для внутреннего производства, то он закрывает международные нефтяные биржи, устанавливает внутреннее ценообразование на нефть и начинает контролировать спекулятивные операции с нефтяными фьючерсами…

Ну, то есть, создает такую же ситуацию, которая была в СССР. Кому в СССР в 70-е годы была интересна «мировая» цена на нефть? Да, в общем, никому. Только министерству внешнеэкономических связей, минфину и Госплану — поскольку они учитывали экспортные доходы. А всем остальные будет глубоко наплевать. И что мешает Трампу сделать то же самое? Отметим, что эта операция, если ее провести быстро, даже рынки особо не обрушит, поскольку они к высоким ценам на нефть просто не успеют привыкнуть. А вот с точки зрения управления экономикой США со стороны мировой финансовой элиты начнутся серьезные проблемы.

И получается, что в реальности Трамп может быть очень даже заинтересован в эскалации ситуации вокруг Персидского залива. Он будет демонстрировать твердость и жесткость, повышать свой рейтинг, поддерживать Израиль (у которого как раз при высоких ценах на нефть начнутся серьезные проблемы), максимально наезжать на Иран. Даже, может ракеты пустит по какому-нибудь иранскому катеру, который окажется не в том месте и не в том время (например, на фарватере Ормуского пролива). Но это все будет игра… И не исключено даже, что согласованная с самим Ираном, которому итог этого сценария не может не понравится… Скажете, так не бывает? А вот не соглашусь! Вспомните пресловутую сделку «Иран-контрас», которая осуществлялась сразу после кризиса с американскими заложниками! Да и самому захвату американского посольства в Тегеране есть серьезные вопросы, уж больно он помог стать президентом США Рональду Рейгану.

Ни в коем случае не претендую на какой-то сакральное или инсайдерское знание. Все вышесказанное — чистая фантазия, совпадение имен, событий и названий чисто случайное и не может быть использовано для каких-то выводов. Но, всё-таки, имеющий уши да услышит!



Намекнуть по Ирански / Турецкий гамбит. Михаил Хазин
[audio=https://khazin.ru/images/%D0%92%D0%BB%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BA %D0%90%D0%98/%D0%A5%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%BD %D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9.mp3|Турецкий гамбит]
В любой достаточно устойчивой системе, которая существует много времени, появляются уникальные подсистемы, которые ровно под нее заточены. Классический пример — это разного рода уникальные виды организмов, которые встраивались в процессе эволюции в крайне узкие экологические ниши и могут существовать только до тех пор, пока эти ниши существуют. Эволюция уже не для них — слишком велик порог, который разделяет реальный мир и то место, в котором они находятся.

В качестве примера можно привести какие-нибудь микроорганизмы, живущие в текущих действующих вулканах, горячих ручьях. Да, у них нет конкуренции, поскольку при такой температуре больше никто жить не может, но если вдруг вулкан потухнет, то выжить у них шансов нет. Поскольку эволюционный путь перехода к нормальному энергообеспечению требует очень большого времени — а температура ручья упадет практически мгновенно. Именно так, кстати, вымерли динозавры: они слишком зависели от теплого климата. А вот млекопитающие, для которых климат был вовсе не так важен, вполне себе эволюционировали.

В экономике ситуация, в общем, похожая. Если экономика какой-то страны достаточно диверсифицирована, то, конечно, уровень жизни населения там может быть и не такой высокий, как в некоторых других странах (в том числе и потому, что поддержка диверсификации обычно требует дополнительных ресурсов), но зато если что-то случится (монументальное по своему масштабу), то страны с излишне специализированной экономикой рухнут (и чем более сильный катаклизм, тем больше стран рухнет), а вот наличие диверсификации дает ресурс, за счет которого можно не просто перестроиться под новые условия, но и даже, возможно, поучаствовать в написании новых правил.

Типичный пример специализированных стран — страны Прибалтики и, скажем, Болгария, которые были полностью ориентированы на спрос из СССР. И, соответственно, как только этот источник исчез, они рухнули, причем до состояния тотальной экономической катастрофы. Кто сегодня помнит про то, что в 70-е годы промышленность Болгарии была больше, чем Греции и Турции вместе взятых? Кто помнит про промышленный город Рига? И что этим странам делать в нынешней ситуации — совершенно непонятно, можно ли им вообще помочь, не выделяя для этого специальный ресурс.

Но есть и более крупные страны, которые стали заложниками существующей бреттон-вудской системы, построенной на долларе. И среди них есть довольно большие, например, есть серьезный вопрос, как будет по мере падения мирового спроса чувствовать себя Китай. Да и США слишком сильно подсели на наркотическую иглу долларовой эмиссии. Впрочем, сегодня не про них. Сегодня про Турцию.


Турция очень качественно встроилась в «Западную» систему разделения труда (которая после 1991 года стала мировой), получив довольно большие внешние рынки, прежде всего, в Евросоюзе. Внешние — это важно, держать высокий уровень жизни населения и развитую экономику на основе внутренних рынков Турция не может, населения недостаточно. Но вот удержать внешние рынки в случае экономических катаклизмов Турция не сможет и это стало ясно после того, как ее достаточно откровенно «кинули» в части вступления в ЕС. Вот страны Восточной Европы — да, свои в доску. А Турция — ни-ни!

И дело даже могло бы и не доходить до развала ЕС (хотя уже дошло), поскольку просто ужесточение правил экспорта турецкой продукции ставит экономику этой страны перед крайне серьезными проблемами. Ей категорически необходимы внешние рынки. И, поскольку в Турции есть серьезные национальные элиты, пусть они между собой и грызутся достаточно жестко, этот вопрос они поставили вполне серьезно.

Идей было много: от восстановления Османской империи до реинкарнации «тюркского мира», или, если хотите, Тюркского каганата. И вот тут выяснилось много нового и интересного. В части каганата проблемы начались сразу же: различные тюркские страны и территории вписаны в свои экономические структуры и довольно быстро стало понятно, что отказываться от локальных преимуществ ради «тюркской дружбы» нужно сразу, а вот преимуществу будут «когда-нибудь». Такой момент местные элиты могут и не пережить (как наши бактерии на вулкане), а потому они этой идеи и не поддержали.

Против Османской империи выступили сразу две силы. Первая — политический Ислам, который хорошо помнил свой статус в Османской империи (министерство — оно и есть министерство). А вот вторая… На тот момент, когда Турция начала будировать этот проект это было не очень понятно, зато стало понятно после брекзита. Британии нужна валютная зона и она вполне себе нацелилась на арабский мир (я об этом не так давно писал). А если говорить о совокупном ресурсе, то у Британии, все-таки, он пока повыше будет, чем у Турции. В общем, не срослось.

То есть, получается, что создать себе рынки на собственной основе не получается, старая (ЕС) трещит по всем швам, что остается? А остается Евразийский союз. Но войти в него сразу — это значит создать себе ситуацию аналогично той, которая была у тюркских стран в отношение «тюркского мира»: проигрыш от потери рынков ЕС сразу, а потенциальный выигрыш где-то вдали. Но и терпеть дольше нельзя: правила в альтернативной Западу системе, которая уже явно складывается, уже как-то, худо-бедно, пишутся, более того, судя по встрече «на Эльбе», то есть, я хотел сказать, в Хельсинки, этот процесс даже, в общем, признан, нужно срочно туда встраиваться, чтобы быть в числе учредителей. Которые получают некоторые дополнительные бонусы просто по факту своего существования.

И Турция, что характерно, придумала ход! Вполне нормальный и разумный: вступить в БРИКС! Да, это не Евразийский Союз, но уже и не НАТО. Ругать ее за это никак нельзя (Китай, Индия, Бразилия! — приличные же страны, даже с точки зрения США), демонстративный шаг сделан, можно пытаться разбираться с потенциальными бонусами. ну а следующий шаг, как понятно, вход в Евразийский Союз, но уже с некоторыми дополнительными бонусами (и как самая крупная, после России, экономика, и как первая страна, которая не была в составе СССР). Тут, правда, есть некоторые конкуренты (кто сказал Япония?), но они пока явно отстают…

Все вышесказанное, конечно, только рассуждения. Но, с учетом того, что их базовую часть я описывал еще 15 лет назад, можно заподозрить, что некая рациональная мысль в них есть. Тем более, что тогда еще не было ни БРИКСа, ни БРИКа, а была только логика. Которая и осталась.

Михаил Хазин







Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.



Смотрите также: 


Теги:

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.