» » Алексей Куракин: «Рабы», которые были… сильнее смерти.

Регистрация
Популярное
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое



Апрель 2019 (217)
Март 2019 (208)
Февраль 2019 (11)
Январь 2019 (243)
Декабрь 2018 (409)
Ноябрь 2018 (404)


0

Алексей Куракин: «Рабы», которые были… сильнее смерти.

категория: Новости, Политика » Алексей Куракин: «Рабы», которые были… сильнее смерти.дата: 26-12-2018, 11:15

Алексей Куракин: «Рабы», которые были… сильнее смерти.
Алексей Куракин: «Рабы», которые были… сильнее смерти.

Расскажу-ка и я про одного «раба» советского режима…

В городе Хмельницкий есть (пока) улица Майборского.

Родился Владимир Петрович Майборский в 1911 году в селе Зиньки, Волынской губернии. Ныне – Белогорский район Хмельницкой области. В простой крестьянской семье.

В октябре 1918 года Владимиру Петровичу уже было 7 лет. По тем временам – маленький мужичок, который вполне мог оценивать все происходящее вокруг: гражданскую войну, коллективизацию, индустриализацию и прочие неоднозначные вехи становления СССР.

Четыре класса начальной школы, работа в колхозе. К 30 годам Майборский исколесил всю страну. Работал портовым грузчиком в Херсоне, Архангельске, Николаевске – на – Амуре.

В июне 1941 года у Майборского, знавшего собственным горбом (в буквальном смысле) – чем дышит его страна, был выбор: прикинуться шлангом или…

Или! Владимир Петрович записывается в народное ополчение. Типичный поступок для раба, не правда ли?

Воевал зенитчиком на родной Украине – под Николаевом. Пережил трагедию поражения Южного фронта под Николаевом и Херсоном. Воевал в Крыму – в составе 8 бригады морской пехоты. Трижды был ранен. Дрался за Севастополь, где в июне 1942 года был брошен командованием на заклание – вместе с тысячами других солдат и офицеров.

Оставшиеся в живых бойцы 8 бригады прикрывали отход последних кораблей из Севастополя.

О чем они тогда думали? О чем думал морской пехотинец Майборский? Одному Богу известно.

Вот бы Владимиру Петровичу прозреть, бросить оружие, да и ждать арийских «освободителей» с хлебом, солью – в позе «Чего изволите?».

Майборский пытался уйти к партизанам. Раб – что с него взять!?

Был снова ранен. Попал в плен. Оказался в одном из немецких оздоровительных санаториев на территории Польши. И вновь судьба поставила нашего героя перед выбором: выжить ценой предательства или …

После третьей попытки удалось бежать.

Вот бы ему найти какой укромный хуторок в польских лесах, записать себя каким-нибудь паном Пшипездецьким, пристроится до какой-нибудь вдовушки – а мужики тогда уже в дефиците были и нарасхват, да и жить себе. Как тот премудрый пескарь у Салтыкова нашего Щедрина.

Так нет! Рабскую душу понесло на родную Волынь, где Владимир Петрович… нет, не заныкался в схроне, а партизанил до прихода Красной Армии.

Знал Владимир Петрович, что его, бывшего в плену у немцев, ждет с приходом Красной Армии? Конечно знал…

Мог податься к «настоящим украинцам» в Волынские леса? Мог сказать себе: «Все! Хватит! Навоевался!»?

Но 29 февраля 1944 года Майборского вновь призвали в ряды действующей армии. В пехоту. В 5 роту 2 стрелкового батальона 7 стрелкового полка 24 стрелковой дивизии.

Пехота. Это те, кто прошел, прополз, перелопатил своими руками в кровавых мозолях тысячи кубометров, и окропил своей кровью многие километры земли – от Сталинграда до Берлина.

Ну, да. Их ведь из-под палок, на убой гнали. А за спиной – пулеметы НКВД. И с кирпичами – на немецкие пулеметы… Вот так, с кирпичами в руках и дошли до Берлина.

13 июля 1944 года 7 стрелковый полк – на участке прорыва в ходе Львовско-Сандомирской операции. Бойцам роты Майборского было не до величия начавшегося наступления. Им бы выполнить задачу — уничтожить взводный опорный пункт немцев в первой полосе обороны. Да чтоб после боя было кому поведать о смерти других…

Они штурмовали неприметную высотку и не более значимое село Черемхов на Ивано-Франковщине.

2 стрелковый батальон натолкнулся на вражеский ДЗОТ. Наступление сразу захлебнулось. Майборский получил приказ – уничтожить огневую точку…

Легко сказать! Чуть сложнее – отдать такой приказ и послать бойца на верную смерть. Немецкий пулемет MG 42. При должной сноровке, подготовленный пулеметчик мог при стрельбе в упор разрезать человека пополам одной очередью. Против скорострельности 1200 – 1500 выстрелов в минуту и калибра 7,92 мм никакая марксистская теория не поможет. Ни партбилет, ни портрет товарища Сталина в кармане не спасет. Не даром советские бойцы называли этот пулемет «Пила Гитлера»!

Немецкий пулеметный расчет засек приближающегося бойца. Короткая, злая очередь. И солдат упал как подкошенный. Посчитав того убитым, немцы перенесли огонь на другие цели, которые бежали и падали, снова вставали и продолжали бежать и падать. Многие так и оставались – неподвижными, безвольно распластанными, растерзанными свинцом комочками в прорези немецкого прицела.

У Майборского были перебиты обе ноги. И вновь он перед выбором – ждать пока другие уничтожат пулемет, а его подберут санитары… Госпиталь в сухом и теплом тылу, молоденькие медсестрички, трехразовое горячее питание…

Или…

Где пределы духовной силы тех простых пехотинцев? Я не знаю.

Волоча за собой простреленные ноги, Майборский сумел заползти в мертвую зону ДЗОТа, а затем и подобраться к амбразуре. Теряя сознание от боли, сумел швырнуть немцам противотанковую гранату. Взрыв такой гранаты в замкнутом пространстве огневой точки оставлял лишь кровавый фарш.

Наступление продолжалось… А Майборского посчитали убитым и свои.

Уже в конце дня боя командир полка подписал представление на Героя Советского Союза. Посмертно.

Владимира Петровича подобрали бойцы второго эшелона. 10 месяцев в госпиталях. 18 огнестрельных и осколочных ранений в том бою за простое украинское село. Ампутация одной ноги. Угроза ампутации второй…

24 марта 1945 года был опубликован очередной указ правительства о присвоении высшего звания «Герой Советского Союза» солдатам и офицерам Красной Армии. Напротив фамилии Майборский – краткое и лаконичное: «посмертно».

А Владимир Петрович, демобилизованный по инвалидности, в победном мае 1945 года вернулся в свое родное село, где его ждали… три похоронки и письмо командира полка к родственникам, в котором сообщалось об обстоятельствах «гибели» и награждении отважного солдата.

8 июня 1945 года живому герою вручили высшую награду Родины в Москве.

Но из-за канцелярской путаницы, еще на протяжении 15 лет во многих публикациях и исторических статьях Владимира Петровича считали погибшим.

А Майборскому было не до этого – односельчане избрали его председателем сельсовета.

А ведь мог, сославшись на инвалидность, уйти на геройский покой. С важным видом носить Звезду, учить сопливых школьников на митингах патриотизму и, расталкивая других костылями, пользоваться немалыми льготами – без очереди обслуживаться в сельмаге и бесплатно кататься на автобусе до ближайшего райцентра…

Владимир Петрович так и проработал в родном селе Зиньки до самой своей смерти. Он умер в 1986 году.

(В апреле 1985 года приказом Министра обороны СССР старшина в отставке Майборский Владимир Петрович был зачислен почетным солдатом в Самаро-Ульяновскую Железную дивизию – как раз ту воинскую часть, в рядах которой он и совершил свой подвиг)

А на Ивано-Франковщине, возле села Черемхов Коломыйского района установлена скромная мемориальная доска в честь простого солдата Майборского…

Хотя, может пора эту доску декоммунизировать?

Нечего, понимаешь, рабов советского режима прославлять!

Нынче другие герои! С более гибким позвоночником, нежели у Майборского.




Смотрите также: 


Теги:

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.