» » В океан вернулась война исподтишка

Регистрация
Популярное
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое



Сентябрь 2019 (176)
Август 2019 (275)
Июль 2019 (276)
Июнь 2019 (267)
Май 2019 (244)
Апрель 2019 (258)


0

В океан вернулась война исподтишка

категория: Новости, Политика » В океан вернулась война исподтишкадата: 10-06-2019, 16:15

В океан вернулась война исподтишка
В океан вернулась война исподтишка

На днях произошёл инцидент между русским кораблём «Адмирал Виноградов» и американским «Чанселорсвиллем», едва не завершившийся столкновением и трагедией. В чём могли быть причины случившегося?


Русские с американцами сосуществуют в море как кошка с собакой – давно отмечено. Американцы больше похожи на собаку – их много и они сильнее. Но русские стяжали для себя славу этаких боевых котов – очень клыкастые, очень когтистые, с мордой в шрамах и об одном глазу, но отвагой и яростью заменяют недостаток грубой физической мощи.


Потому однажды, когда количество взаимных столкновений – хоть и исподтишка, но с жертвами и потерями – приблизилось к порогу времени военного, а кое-какие умные люди из институтов системного анализа придумали конвергенцию систем и движение к разрядке, было решено всё же договориться. И одним из первых заключённых между США и СССР договоров стало «Соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним» от 25 мая 1972 года.


Там много букв, но основные положения заключались в «Статье III». Кратко так:


«Во всех случаях корабли, действующие вблизи друг от друга… должны оставаться на достаточном удалении, чтобы избежать риска столкновения. Корабли, ведущие наблюдение за другими кораблями, обязаны удерживаться на расстоянии, исключающем риск столкновений, а также избегать каких-либо маневров, стесняющих действия или создающих опасность кораблям, за которыми ведется наблюдение… Корабли Сторон не должны предпринимать имитации атак путём разворота орудий, пусковых установок, торпедных аппаратов и других видов оружия в направлении встречного корабля другой Стороны…»


И так далее. В общем и целом – не приближаться на расстояние клыков и когтей, а буде случится такое – не обнажать их. Во избежание.


Так вот, пятничный эпизод то ли в Филиппинском, то ли Восточно-Китайском море (даже здесь версии сторон разнятся) характеризуется нарушением практически всех статей этого соглашения. За исключением того, что пушки наводить всё же никто не стал и боевые станции воздушно-надводного контроля не включали.


Хотя не исключено, что гидроакустические станции работали вовсю. Это и привело к возвращению русских и американцев на полвека назад…


Что произошло

Корабли, надо заметить, принадлежат к одному классу – первому. И к одному возрасту. «Адмирал Виноградов» заложен в 1986 году и введён в состав Тихоокеанского флота 1 мая 1989 года. «Чанселорсвилль» – соответственно 1984-й и тоже 1989 год. Порт приписки – Сан-Диего, Калифорния, то есть тоже с самого начала по тихоокеанскому ТВД ходит…


Правда, американец на две тысячи тонн превосходит нашего по водоизмещению – 9800 против 7480. Скорости – практически идентичные, численность экипажей – сравнимая. Сравнимо и вооружение: две пусковые установки на четыре противолодочные управляемые ракеты (ПЛУР) «Раструб-Б» с боекомплектом из восьми ПЛУР 85-РУ и две бомбомётные установки РБУ-6000 «Смерч-2» против двух установок вертикального пуска управляемых ракет МК 41 и 8 противокорабельных ракет «Гарпун», два 533-мм торпедных аппарата ПТА-53-1155 против двух торпедных аппаратов Mark 32, две 100-мм артиллерийские установки АК-100 и две 45-мм полуавтоматические универсальные пушки 21-КМ против двух 127-мм артиллерийских установок Mark 45 и двух 25-мм пулемётов МК 38. Зенитное вооружение тоже сравнимо абсолютно.


И «курток замшевых» – тоже по две. Сиречь – по два разведывательных и противолодочных вертолёта. И это важно, потому что, по всему видать, вертолётчики стали тем дополнительным оружием, которое позволило русским морякам одержать в этом почти столкновении почти равных полноценную моральную победу.


Но об этом позже.


А пока международную политическую и морскую общественность занимает один вопрос: кто же виноват в том, что два мощных корабля первого класса прошли друг от друга на расстоянии 30–50 метров, едва не будучи притиснуты друг к другу нерассуждающими законами гидродинамики, кто кого подрезал, рискуя протаранить, и кто получается невинной жертвой МТП – морского транспортного происшествия?


Это очень интересная дискуссия сама по себе, но в ней есть несколько объективных факторов, которые известны из видео- и фотокадров, снятых американскими моряками.


Итак, возьмём за постулат, что правы обе стороны. Как, скажем, водители в глазах наших доблестных гаишников, утверждающие, что оба ехали на зелёный: хорошо, если нет свидетелей, то светофор просто исключаем. Но что же мы видим на кадрах?


Во-первых, кильватерные следы. У американца он прямой, а вот у нашего БПК изгибается вправо. То есть он отворачивает со своего курса, чтобы избежать столкновения. А между тем, согласно Международным правилам предупреждения столкновений судов в море, «когда два судна с механическими двигателями идут пересекающимися курсами так, что возникает опасность столкновения, то судно, которое имеет другое на своей правой стороне, должно уступить дорогу другому судну, и при этом оно должно, если позволяют обстоятельства, избегать пересечения курса другого судна у него по носу».


В океан вернулась война исподтишка


В океан вернулась война исподтишка


То есть американец должен был застопорить ход и отвернуть так, чтобы разминуться с «Адмиралом Виноградовым» у него за кормой. Но отвернул именно русский капитан…


Вопрос о причинах поворота ставить не будем за неимением общественного согласия в вопросе, что лучше для мужчины – наличие мозгов в голове или стали в одном известном месте. Примем за данность, что тот капитан, что отвернул, обладал первыми в большей мере, нежели не отвернувший. Хотя, возможно, у того играла роль не сталь, а отсутствие выбора.


Во-вторых, видно, что наш корабль, хоть и не бурно, но обгоняет американца в то время, пока они идут параллельными курсами. Хотя логичнее было бы застопорить ход и отвернуть влево, пройдя у американца за кормой и дав, таким образом, дорогу дураку. Потому что на море действуют те же правила, что на дорогах: береги правый борт. То есть приоритетом обладает помеха справа. В данном случае «Виноградов» был бы прав, если бы не отвернул и ударил американца с непроизносимым названием в борт. Но обгонять на отвороте – это как-то свежо…


В-третьих, впечатляет, что американцы приготовили на момент инцидента видео- и фотоаппаратуру. Как будто готовились к провокации. Палубы же русского БПК пусты. И словно бы глухи и слепы: не шевелится «вафельница» радара, не насторожились орудия, не забегали люди. Выполняют «соглашение о когтях». Правильно делают, конечно, но и мер по борьбе за живучесть никто не принимает, словно их на флоте отменили.


Вертолётчики «на релаксе»

Более того, и самое потрясающее – прямо на юте корабля, словно на верхней палубе круизного лайнера, можно увидеть загорающих в шезлонгах людей. В труселях и расслабленных, словно никакого опасного сближения кораблей вовсе нет. Хотя случись неприятность, именно корма, по мнению тех, кто имеет отношение к кораблевождению, имела бы преимущественные шансы влепиться в борт американского крейсера по давлением всё той же беспощадной гидродинамики. И люди эти, скажем мягко, с шезлонгов своих попадали бы. И имели бы шанс потренироваться в плавании. А они на американца даже не смотрят!


Да, конечно, сразу возникает вопрос, ведут ли себя так люди на корабле, вознамерившемся, как то утверждают янки, подрезать нос, а то и протаранить чужое судно. Точнее, сразу возникает ответ. И он – отрицательный. Но всё же – кто эти люди и почему они так себя ведут?


У тех, кто имеет представление о порядке и обычаях службы на русских кораблях с вертолётным вооружением, ответ и на этот вопрос находится сразу. Да, это, конечно же, они – водители боевых «стрекоз»! Находящиеся в своей вотчине на юте и занимающиеся именно тем, чем обычно занимается между полётами авиация. Которая была в воздухе, когда военным раздавали дисциплину. Они замечательные парни, с ними обычно все дружат. Но у них свои мрачные регламенты и ритуалы, которых в глубине души побаиваются даже старпомы. Понятно: другая стихия. Хоть и над морем, а воздушная. Соответственно, и распорядок службы другой.


Конечно, кадры эти с вкушающими негу русскими вертолётчиками обошли весь мир и действительно поставили американцев в предельно глупое положение. Агрессивные, вредные и озверелые от своей ярости на свободный мир русские как-то так странно точат зубы на демократический американский крейсер, что явно не готовятся к сближению с ним. Это примерно как если бы злобно перехватывающие миролюбивого американского шпиона пилот и штурман «Сушки» в самый острый момент вылезли бы на крыло своего самолёта и начали травить друг другу анекдоты, мирно покуривая!


А если вспомнить, что американские моряки только за последний год умудрились трижды столкнуться с посторонними судами, то лепет их официальных обвинений в адрес «Адмирала Виноградова» становится просто позорным…


Да, но ведь контакт между кораблями всё же почти случился? И курсы они друг другу резали. Есть ли разумное объяснение этому странному эпизоду – с беззаботными русскими, с бестрепетным американским капитаном, звеня сталью идущим на нарушение Международных правил предупреждения столкновений судов в море, с разумным русским капитаном, увернувшимся от аварии с непредсказуемыми результатами?


Да, есть. И даёт его тот факт, что «Адмирал Виноградов» шёл в составе отряда кораблей Тихоокеанского флота России. А параллельным отряду курсом двигалась авианосная ударная группа 7-го флота ВМС США, в состав которой и входил крейсер УРО Chancellorsville. И если пресс-служба ТОФ заявляет о том, что крейсер «внезапно изменил направление движения и пересёк курс БПК «Адмирал Виноградов» в 50 метрах от корабля», то это означает некоторую долю лукавства. И вот почему.


Дело в том, что нет – про крайней мере в 1960–70-е годы не было – большего вызова для российского моряка, нежели своим манёвром «раздраконить» сбитый ордер американской АУГ. Там ведь всё продумано, у американцев – и передовое охранение, и фланговое, и подводное, и авиационное прикрытие, и постановка помех. И – отгон в мирное время и уничтожение в военное всего, что может представлять угрозу авианосцу. Но война когда ещё будет, а служба-то проходит сейчас! И подвигов хочется, да и уважения коллег. И начальства.


И потому высшим шиком у подводников считалось незамеченным пройти – а то и всплыть – в самом центре американского ордера. У лётчиков – поймать потенциального противника «со спущенными штанами» и пролететь над палубой авианосца, когда у того ни одной машины в воздухе нет. А противолодочникам что делать? Да лодки подводные супостата гонять, подводное охранение АУГ вскрывая и оное отсекая. А АУГ, повторимся, – это прежде всего порядок. Ордер. Рассыпал ты ордер, разогнал его – значит, на войне бы ты авианосную группировку врага на грань уничтожения поставил. Не один, конечно, но если обеспечиваемый соединёнными усилиями ордера противоракетный купол обрушил или путь своим подводным охотникам к беззащитному днищу авианосца открыл, то герой ты. По всем понятиям. Да и в мирное время за это ордена давали…


Отсюда можно предположить, что происходило в том самом спорном море Тихого океана. Шли себе кораблики обеих вновь заспоривших о главенстве в определении судеб мира держав. Может быть, даже недалеко друг от друга. Кое-кто говорит даже о 600 метрах. Что вряд ли – 3 кабельтова на море вообще пистолетная дистанция. На войну никто не собирался, поэтому вертолётчики и кайфовали себе мирно в своём гнёздышке. Но те, кому надо – на противолодочном корабле же! – за обстановкой следили. И могли что-то выследить, из-за чего решили, что настал момент пощупать «гражданина Корейко». Или американцам так показалось, и они просто решили пресечь молодецкий порыв русских, который, с их точки зрения, вёл к опасности для их группировки.


И выхода у американского капитана действительно не было: не те отношения между Россией и США, чтобы не допускать вероятность внезапного нападения, каким бы невероятным оно ни представлялось. Невоенный был бы иной подход, вот и всё. Да и карьеру жалко: американского капитана-то до похода тоже, верно, не допустили бы без приказа беречь и защищать. Вот он и старался.


А что смешно вышло – так то вертолётчиков вина. Перед всем демократическим миром.





Источник




Смотрите также: 


Теги: если между друг море есть

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.