» » От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Регистрация
Популярное
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое



Апрель 2020 (11)
Март 2020 (196)
Февраль 2020 (182)
Январь 2020 (200)
Декабрь 2019 (191)
Ноябрь 2019 (185)


0

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

категория: Новости, Политика » От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полкадата: 21-03-2020, 20:15

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка Корниловский ударный полк — одно из самых «заслуженных» подразделений Гражданской войны, наряду с дроздовцами или знаменитой Первой конной. За три года корниловцы потеряли почти 50 тысяч человек, провели почти 570 боёв — и оставили нам в наследство множество трагических, поучительных, а где-то и забавных историй.

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Лекарство от Февраля

Февральский переворот высвободил могучие деструктивные силы, которые до этого были не так заметны под медленно гниющей оболочкой, и изменил облик страны. В армии исчезло единоначалие — отныне вопрос «идти ли в атаку или нет» решался не военными начальниками, а солдатскими комитетами. На практике это, как правило, значило то, что в атаку не пойдёт никто.

В попытках повлиять на ситуацию появились ударные части нового типа. Не просто штурмовые подразделения, но ещё и те, кто добровольно подписывали клятву в любой ситуации слушаться командира и, когда надо, отправляться в бой.

Первой из таких частей стал сформированный Корниловский ударный отряд (позже его развернут в полк), названный в честь Лавра Корнилова — одного из храбрейших генералов в стране.

Наполнялось молодое подразделение или настроенными по-боевому фронтовиками, или молодыми, воодушевлёнными людьми. Последние ещё не успели побывать в армии и проникнуться духом разлагающих дисциплину свобод. Для штурмовой части в условиях текущих революционных процессов это было очень важно.

Правда, особого воодушевления, кроме как у Корнилова, командующего новой частью капитана Неженцева и довольно узкой «тусовки», больше ни у кого не было. Фронтовые массы не любили корниловцев: как только те появлялись на фронте, «договорняки» заканчивались и возобновлялась война — от которой прилетало и соседним подразделениям.
Некоторые соседи даже грозились выбить ударников из окопов.

Тихонько ненавидели корниловцев и штабные — ведь само существование отряда было упрёком профессиональному офицерству. В таких условиях Неженцеву приходилось регулярно воевать за снабжение — иногда даже получая его у Красного креста.

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Знамёнщик, ассистенты и адъютант Ударного отряда 8-й Армии (позднее преобразован в Корниловский ударный полк) поручик князь Ухтомский, 1917 г. На касках — череп со скрещёнными костями; на рукавах — синяя полковая эмблема
Корниловцы участвовали в июньском наступлении, и не без внушительных тактических успехов — взятие позиций, сотни пленных, неприятельские пулемёты и орудия. Но глобальной ситуации это изменить не могло — собрав «лучший элемент» в ударных отрядах, авторы идеи добились лишь того, что остальная часть армии стала ещё инертнее. Поэтому, несмотря на успехи ударников, наступление в целом провалилось.

Первые из белых

Затем последовало неудачное выступление Корнилова — войска не добрались до столицы, военная диктатура не состоялась. Зато усилились ультралевые силы, которые в итоге взяли власть в октябре.

Но для посаженного в Быховскую тюрьму за вышеописанную эскападу Корнилова и его ближайшего окружения переворот стал окном возможностей. Военные власти мало что успели сделать в эти тревожные дни, но они хотя бы освободили узников — понимая, что это, быть может, последний их шанс в борьбе с большевиками.

Корниловцы, как и офицеры из Быхова, поодиночке двинулись на Дон — чтобы поднять казачество и свергнуть большевиков. План потерпел полное фиаско: казаки думали, что новая власть их не будет особо трогать, и вообще хотели бóльшей независимости. Добровольческая армия Корнилова осталась почти без конницы. Зато весьма кстати пришлись 32 пулемёта корниловцев — этот вид оружия они нежно любили, он во многом был «фишкой» полка.

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Генерал Корнилов с офицерами Корниловского полка. Слева от Корнилова — Митрофан Неженцев
Справка. В самом начале Гражданской войны белые добровольцы были небольшой тусовкой «тех, кому больше всех надо». В Первый Кубанский поход выступили несколько тысяч человек — в то время как в Ростове-на-Дону осталось 17 тысяч офицеров, проигнорировавших призывы Корнилова. Так что поначалу в ряды добровольцев не спешили записываться не только казаки.

Расставшись на время с казаками, в феврале 1918-го корниловцы и другие добровольцы двинулись в Первый Кубанский поход. Выступившие в него белые легко могли громить практически любые встречающиеся в поле силы красных. Большевики были заняты укреплением власти в крупных городах и посылали против добровольцев разрозненные отряды, чей боевой дух оставлял желать лучшего, а выучка была крайне слабой. Поэтому белые регулярно били красных.

Однако ощутимых результатов поход не принёс — Корнилов и Неженцев погибли при попытке штурмовать Екатеринодар, и в итоге добровольцы вернулись к тем же станицам, откуда всё и началось.

Лучшим достижением стало то, что движение всё ещё существовало. А заплатить за это пришлось немало — одни только корниловцы, выступившие в количестве 1220 человек, умудрились потерять убитыми и ранеными более 2220-ти (раненые возвращались в строй, плюс вливались добровольцы по пути).

Второе дыхание

Такое было возможно только потому, что ударники активно привлекали пополнения. Самым мотивированным контингентом были, конечно, добровольцы. Мобилизации начались позже — но был и «промежуточный» способ, добровольно‑принудительный.
То есть — уберите слабонервных от экрана — привлечение в свои ряды пленных.

В реалиях Гражданской войны, когда разруха была не только вокруг, но и в головах, это вполне работало. Чаще всего процесс проходил просто, без натужных психологических игр. Построили людей, крикнули: «Кто хочет служить России вместе с нами, три шага вперёд!». Большинство шагнёт — и, помимо жизни, получит хоть какую-то определённость, хотя бы на время.

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Корниловские добровольцы
Многие потом пытались бежать — или к своим, или просто по домам. Но некоторые втягивались во фронтовой коллектив, впитывали его понятия о плохом и хорошем, полковую культуру и воевали достаточно упорно. Это происходило даже с бывшими махновцами.

Правда, временами они доставляли неприятные минуты своим начальникам, качая их на руках — у «зелёных» был милый обычай убивать непопулярных командиров ударами о землю. Но у корниловцев таких эксцессов от экс-махновцев не случалось.

Платить за это приходилось обилием красных шпионов в своих рядах. В один из осенних деньков 1918 года из полка вдруг исчез прапорщик Войцеховский. Вскоре последовала атака красных — они сложным маршрутом прошли в тыл, выбрав для этого раннее утро, когда полк выходил на занятия с минимумом патронов. Итог — полтысячи трупов и раненых.
Но делать было нечего — пополнения требовались, как воздух.

Накачавшиеся живой силой корниловцы отправились в ещё один поход, в ходе которого всё же взяли злосчастный Екатеринодар в августе 1918 года. Это произвело впечатление на казаков, которые, видя, что белое движение до сих пор существует, активнее присоединялись к делу.

Хотя и далеко не все — некоторые переходили к красным. Занимались они, правда, чаще охраной от белых своих участков — порой постреливая по площадям, как только рядом с владениями такого казака появлялись добровольцы. А один — из станицы Убеженская — лупил из бомбомёта, за что его в итоге повесили.

Корниловцев меж тем ждали тяжёлые бои за Донбасс зимой-весной 1919 года. Красные имели тут преимущество — разветвлённую железнодорожную сеть и промышленные города, которые поставляли мотивированных для войны с белыми рабочих. И конечно, много бронепоездов, которые большевики не стеснялись использовать.

Но в итоге после серьёзных потерь белые выдавили красных с Донбасса, а разросшиеся до размеров дивизии корниловцы пошли на Москву.

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Корниловцы у броневика «Князь Пожарский»
Москва слишком далеко

Вначале всё шло неплохо — белые брали один город за другим. Четырнадцатого октября 1919 года в Мценске даже повесили бывшего генерала Станкевича, ставшего красным комендантом города.

Казнённый генерал был выпуклым проявлением причины, по которой белых ждала неудача. Большевики не сидели на месте: они активно привлекали царских офицеров в РККА и организовывали военные процессы, не испытывая при этом отчаянной нужды в вооружении, патронах и униформе — ведь красным достались индустриальные регионы страны.

Теперь против белых встали не разрозненные отряды, а армейские части. Под командованием мобилизованных офицеров — тех самых, что не захотели стать добровольцами «за белых», — эта армия нанесла белым поражение под Орлом и погнала их обратно на юг.

Отступать после поражения, как это чаще всего и бывает, было больно и неприятно. Но иногда у корниловцев получались и забавные эпизоды.

Например, под Ростовым были серьёзные бои — белые отстаивали возможность спокойно переправиться через Дон.

В одной из атак 9 января 1920 года на корниловцев пошла пехота, поддерживаемая броневиком. Экипаж последнего, увлёкшись атакой, бросился вперёд. Доехав до обледеневшего ската, машина потеряла управление и, быстро кружась, покатилась прямо в лапы ударникам.

Отставшую пехоту без особых усилий удалось прогнать. После боя у корниловцев стало на один броневик больше.

В марте белые отступили до реки Кубань. Организованной переправы в полном порядки не вышло — пришлось побросать почти всё вооружение, кроме винтовок и легких пулемётов. Остались на «красном» берегу и многие личные вещи — в том числе, семейные альбомы и сувениры с Великой войны. Переправлялись под огнём; безвозвратные потери 3-го Корниловского полка перевалили за 50 процентов — и могли быть больше, если бы не густой утренний туман над рекой.

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Совместное фото офицеров Корниловского полка
В этом же месяце ударников ждала эвакуация из Новороссийска — хаотичное и трагическое для белых мероприятие. Корниловцев, кстати, пытались не пустить на транспорт, но для решения этой проблемы хватило лишь одного намека на применение оружия.

Многим другим транспортов не хватало — например, кубанским казакам, которые, однако, нашли выход, перейдя на сторону красных. Летом 1920-го они встретились с ударниками, но уже по разные стороны баррикад.

Крым

Успешно добравшись до Крыма, корниловцы продолжили активно воевать — сперва у Днепра в бесполезных, но кровавых попытках срезать Каховский плацдарм, а потом у Перекопа.

Отчаянное положение не оздоровило тылы белых — интенданты продолжали воровать. Местами гешефты доходили до продажи оружия и боеприпасов «зелёным». Пока на фронте проходило регулярное кровопускание, в тылу царил полный бардак.
Никакие тактические чудеса не могли изменить тенденцию.

Да, белые пытались — отчаянно маневрировали тачанками, прорываясь прямо сквозь ряды красных, после чего расстреливали их с разных сторон. Или прятали броневики и «гантраки» с пулемётами за конницей, чтобы внезапно атаковать в решающий момент.

Но всё оказалось бесполезно — РККА уже была не та, что в 1918-м, да и остался у белых фактически только Крым. Красные всё чаще били корниловцев. В ходе этих боёв происходили просто чудовищные эпизоды.

Скажем, история подпоручика Пинского, чью роту в куски изрубили красные кавалеристы 14 октября 1920 года. Пинскому прострелили голову, но мозг не пострадал. И это было наименьшей проблемой — когда красные пошли собирать трофеи, подпоручику пришлось стоически притворяться мёртвым, пока ему отпиливали палец, чтобы забрать золотое кольцо. После этого Пинский дополз до своих и в итоге даже выжил.

Последним серьёзным сражением для полка стала оборона Перекопа — требовалось выиграть время для эвакуации получше, чем в Новороссийске. Это корниловцам вполне удалось, и в итоге они отплыли в Галлиполи, где и встали лагерем.

От Восточного фронта до Галлиполийского изгнания: нелёгкая судьба Корниловского ударного полка

Лагерь Корниловского ударного полка в Галлиполи
Там боевые подвиги сменились хозяйственным бытом.

Корниловцы ловили черепах на суп, рыли землянки, охотились на змей с шашками или занимались земледелием — арендовали землю и собирали урожай. Даже выиграли чемпионат Добровольческой армии по футболу.

В августе 1921 года корниловцы покинули Галлиполи, чтобы перебраться на Балканы. Там они ещё какое-то время сохраняли оружие и организацию. Имелись даже надежды продолжить Гражданскую войну, если победившие красные не удержат власть. Но это были не более чем иллюзии — как ударная войсковая часть в Россию корниловцы уже не вернулись.

Тимур Шерзад




Смотрите также: 


Теги:

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.