» » Налог Чубайса: сколько мы будем платить?

Регистрация
Популярное
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое



Сентябрь 2020 (92)
Август 2020 (153)
Июль 2020 (172)
Июнь 2020 (188)
Май 2020 (196)
Апрель 2020 (184)


0

Налог Чубайса: сколько мы будем платить?

категория: Новости, Политика » Налог Чубайса: сколько мы будем платить?дата: 12-09-2020, 12:30

Налог Чубайса: сколько мы будем платить?
Налог Чубайса: сколько мы будем платить?

Борьба за экологию – это прекрасно. Но слишком часто в глазах благородных защитников природы светится зелёный огонёк не девственного леса, но вожделенных купюр. Вот и сейчас…


Мусорное ведро Чубайса

Почти год назад, в октябре 2019 года, Минэкономразвития исключило положения, касающиеся введения углеродного налога, который предложил Анатолий Чубайс, из законопроекта о регулировании выбросов парниковых газов. Проект долго зависал в кабинетах и комиссиях, весной 2020 года углеродные выбросы радикально уменьшились сами по себе, но подковёрная борьба не прекращалась. И вот теперь пришло время нового, решающего противостояния.


Анатолий Чубайс выступил с резким заявлением, в котором призвал «выбросить в мусорное ведро этот беззубый закон ни о чём» и заявил о необходимости «нормального жёсткого налога» на выброс углеводородов. Анатолий Борисович апеллирует прежде всего к решениям Европейского союза об ограничении выбросов – разумеется, в кристальных экологических целях.


Остап бессмертен

Откуда вообще пошла эта тема? Всё началось с присоединением России к Парижскому соглашению о климате – этот документ подразумевает усиление контроля за разрушающими озоновый слой выбросами. А российский экспорт, на секунду, – самый углеродоёмкий на планете (энергоносители, металлы), но при этом мы единственная страна в G20 без всяких признаков углеродного налога. Даже в Китае, славящемся своим безразличием к экологической повестке, функционирует система внутренней торговли квотами на выбросы – вполне себе эквивалент налога.


Но внутренних налогов Евросоюзу мало. С 2025 года планируется ввести трансграничный налог для товаров с высоким «углеродным следом». Это очень интересная идея, которую прекрасно разоблачает политический эксперт Максим Довгялло:


«Этот налог предназначен уравнять стоимость товаров, производимых в странах «третьего мира», со стоимостью товаров, производимых в странах Европейского союза. В первую очередь это, безусловно, касается России – металла, газа, электроэнергии. Из-за налога наша продукция станет дороже, и это позволит европейским производителям конкурировать с нами – плюс собрать дополнительные деньги в бюджет Европейского союза.»


Гениальность этой темы состоит в том, что прямая поддержка своего производителя, создание трудностей для иностранных конкурентов запрещены правилами ВТО, в которой мы пока ещё состоим. А обойти этот запрет через «экологические сборы» – идея не хуже, чем собрать денег на подвиги Остапа Бендера под видом помощи не то детям, не то контрреволюции.


Революционер? Нет, бизнесмен

И Анатолий Чубайс благородно хочет подготовить наших производителей к оплате европейской дани – ввести дань внутрироссийскую. Тот факт, что экономика стагнирует, зарплаты снижаются, безработица растёт, Чубайс в расчёт не берёт – хотя нет ничего глупее, чем повышение налогов в проблемной для экономики ситуации. Это много раз пытались делать в Латинской Америке – и точно установили, что в какой-то момент закручивания экономических гаек люди просто бросают работу и выходят на улицу: свергнуть идиотов проще, чем играть по их правилам.


Анатолий Борисович – очень образованный человек, не может этого не знать. Но было бы ошибкой приписывать ему революционный пафос. Интересы Чубайса сейчас лежат в несколько иной области.


В России, как и во всём мире, существуют компании, занятые производством так называемой зелёной электроэнергии – это, например, солнечные батареи и ветровые станции. Увы, на данный момент средняя стоимость такой энергии в 13 раз больше, чем средняя же стоимость обычной, производимой на ТЭЦ, ГЭС, АЭС (о последних – чуть ниже). В России, увы, мало тропического солнца и стабильных сильных ветров. Но и в Австралии, где того и другого вдосталь, проблема остаётся: за 20 лет государственной программы, которая финансирует и субсидирует развитие возобновляемой генерации, это электричество в два раза дороже, чем произведённое на традиционном топливе. В два раза – с учётом крупных госсубсидий, иначе было бы в три. Получается, что каждое домохозяйство Австралии в среднем ежегодно платит 1300 долларов США просто за то, что в стране реализуются такие проекты. Австралийцам не жалко, они помешаны на экологии, да и страна нуждается в заметно меньшем количестве энергии (разница в климате). Но почему за такие эксперименты должны платить мы?


А мы платим.


«Нам с вами дают более высокий тариф на традиционную генерацию для того, чтобы из неё потом отщипнуть деньги и отдать на поддержку генерации возобновляемой», – констатирует Довгялло.


А кто у нас является главным проводником и спонсором высокотехнологичных проектов, связанных с получением энергии из возобновляемых источников, для кого «отщипывают деньги» из тарифов ЖКХ?


Будем знакомы – АО «Роснано», управляемое ООО «УК Роснано», председатель правления – Анатолий Чубайс. Прямо с главной страницы сайта «Роснано» можно перейти на описание спецпроекта «Технологии, меняющие мир – вклад «Роснано» в Программу развития возобновляемых источников энергии».


То есть Анатолий Борисович, пользуясь своим огромным авторитетом в определённых кругах, попросту пиарит корыстные интересы вверенной ему организации? Увы, дело обстоит именно так.


Доберутся до каждого

План Чубайса – налог в размере 35 долларов за тонну выделяемого углекислого газа. Для крупного промышленного предприятия это серьёзнейшая нагрузка, особенно «своевременная» в сложный период. Честно говоря, у нас в России почти всегда сложный период, но шесть лет без роста реальных доходов – такого не было ни в войну, ни в девяностые.


И беда в том, что удар придётся далеко не по одним только угольным магнатам. Присмотритесь к себе – вы ведь тоже производите углекислоту, а налог, принятый для юридических лиц, очень легко может распространиться на индивидуальных предпринимателей, на самозанятых, а там и на всё общество.


Детская считалочка «Вдыхаем кислород – выдыхаем углекислый газ» имеет мало отношения к реальности. Выдыхаем мы примерно тот же азот, что и вдохнули, плюс 16-17% кислорода и 4% углекислого газа. Это, конечно, больше, чем вдохнули (в нормальном чистом воздухе примерно 0,03% углекислоты), то есть свой вклад в увеличение объёма парниковых газов мы вносим. Давайте его подсчитаем.


Наш объём вдохов-выдохов – в среднем 12 кубометров в сутки, из них 4%, то есть почти половина кубометра, углекислого газа. Это с довольно высокой точностью даёт нам массу выхлопа 1 килограмм. Стало быть, тонну мы выдохнем за тысячу дней, 2 2/3 года. За всё это Чубайс просит всего 35 долларов – недорого.


К сожалению, углекислый газ мы образуем не только через дыхание, но и иным, менее аппетитным способом – в результате кишечной ферментации углеводов, в том числе входящих в состав растительных волокон. По идее это тоже должно включаться в налогооблагаемую базу.


Потому что борцы с глобальным потеплением на полном серьёзе считают одинаково опасными выбросы химического завода и банальной животноводческой фермы. Один хороший бык действительно генерирует CO2 в количествах, существенно превышающих возможности всего персонала АО «Роснано», благо там работает всего 10 человек, остальные выведены в прокладку управляющей компании, на которую не распространяются законы о госкорпорациях. С фермеров тоже планируется брать налог на выбросы, так что стоимость говядины в этой новой реальности вырастет почти в полтора раза.


Между зеленью и углеродом

В интересном положении оказались сейчас атомные электростанции. Они не будут платить «налог на воздух», но в то же время их не включают ни в какие «зелёные программы» с соответствующими преференциями.


«В прошлом году, когда я как эксперт Европейской экономической комиссии комитета по устойчивому развитию энергетики был на 28-й сессии этого комитета, выступал представитель атомной энергетики Европейского союза. И он говорил: я не понимаю, почему нас не слышат, почему нас не воспринимают как зелёную генерацию. Почему «зелёное» – это только солнце и ветер?» – вспоминает Довгялло.


Да, если АЭС «рванёт», мало не покажется, но и материалы для ветряков с солнечными батареями далеко не бабочки на лугах ткут: ежедневно накапливаемый ущерб для природы постепенно даёт если не чернобыльский, то вполне фукусимский масштаб.


Кризис или апокалипсис?

Предполагаемый общий объём налога в России при ставке $35/1 т – 1 триллион рублей в год. Для сравнения, недавнее повышение НДС на 2 процентных пункта дало примерно 600 миллиардов в год. То есть повышение нагрузки серьёзное, но не фантастическое. Выдерживали и не такое, тем более что сейчас реально снижаются налоги на малый бизнес и нежно любимые Чубайсом высокотехнологические отрасли. Но собеседники нарисовали апокалиптическую картину:


«Ничего иного, кроме как повышения цен, ожидать не приходится. Иного источника для покрытия этих издержек нет. А дальше у нас с вами включатся мультипликаторы. Если везде одномоментно поднялась стоимость, предприятия начнут закрываться, потому что конкурировать и с нынешним уровнем цен достаточно сложно, а если на них спустится ещё эта дополнительная нагрузка, то, скорее всего, будет идти оптимизация численности. На рынок государственной поддержки выйдут новые люди, которые должны будут получить от государства какие-то суммы для того, чтобы банально остаться в живых. Это значит, что государство должно будет эти деньги где-то опять же собрать. И дальше мы запускаем с вами самоподдерживающийся, самораскручивающийся маховик, который будет разгонять инфляцию, сократится внутреннее производство, мы потеряем наше конкурентное преимущество на внешних рынках, доходы государства сократятся, инфляция перейдёт в гиперинфляцию».


Это, конечно, несколько напоминает нравоучительный сценарий «Потому что в кузнице не было гвоздя», но такой подход имеет право на жизнь. Верблюд многострадальной русской экономики перегружен, и последней соломинкой может стать что угодно.


Конечно, никаких 35 долларов за тонну не будет. Чубайс – человек очень умный, и он запрашивает налог по принципу «Проси много, чтобы получить хоть что-нибудь». В итоге какие-нибудь 6 долларов вполне могут войти в закон. На первых порах хватит. Главное, чтобы налог был, а повысить ставку – дело уже не такое сложное.


Какова вероятность принятия закона в чубайсовской или хотя бы наночубайсовской редакции? Зная нежную любовь главы Минфина Антона Силуанова к повышению налогов, Максим Довгялло справедливо замечает, что «у Минфина будет очень большой соблазн воспользоваться этой идеей и в какой-то форме его ввести». Впрочем, тут же он оговаривается, что все отраслевые министерства – Минэнерго, Минпром, Минсельхоз, Минтранс – категорически против.





Источник




Смотрите также: 


Теги: на что мы для за

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.